17 December
Мне хочется закричать тебе: "эй, я же здесь, посмотри на меня, мы пьём кофе вместе, мы пришли и сели за один столик, я хочу твоего внимания, я хочу твоего взгляда и слов, а не денег, мне хочется чтобы ты смотрела на меня, а не в телефон". Но вместо этого я сижу и пишу этот пост, делая ещё пару глотков из своей кружки, пока ты смеёшься пяля в смешнявки.
Вспышка.
0
20 September
осень отворяет двери в свой холодный но сказочный мир, где тротуары покрыты золотом листьев, а моя жизнь может перевернуться в один единственный миг.
у меня есть возможность уехать в Китай двумя разными путями, первый - с М. наложницей богатого американца, второй - самостоятельно на обучение, абсолютно бесплатное, кстати, на 4 года в неизвестность.
всё что меня держит здесь - это мой тяжкий груз и самое сильное наслаждение - моя любовь к А., к его тёплым рукам на моём животе, к его ногам переплетённых с моими по ночам, к его присутствию в моей жизни.

как-то ехала с работы в позднем вагоне метро, и слева от меня сидела женщина с двумя детьми, одному было лет 12, другому около 2, и к ним были прикованы взгляды и улыбки всех, кто мог видеть в тот вечер, потому что эта женщина играла и смеялась со своими детьми. напротив них сидела другая семья. мать уткнувшись в телефон лежала на коленях мужчины, а её ребёнок с таким искренним интересом наблюдал как может быть по-другому. через какое-то время он начал ёрзать, льнуть к своей маме, на что получал только невнятное "отъебись". "посмотрим на меня, мам, обрати на меня внимание, посмотри на них, мама, почему ты не видишь меня?" - читалось в его глазах. и я ничего не могу сделать. напротив меня сидел мужчина с перемазанными мазутом кистями рук, и мы печально переглядывались все три станции метро, мы заглядывали в печальные глаза друг друга с этим выражением "ты тоже это понимаешь? ты тоже видишь это и ничего не можешь поделать?".
единение в тоске.

я немного донор, и когда В выкачивает из меня всю энергию, которую я сохранила для самой себя с запасом, на утро мне хочется взвыть и умереть. через несколько дней я накапливаю достаточно, чтобы шевелиться, мы встречаемся и он возвращает мне сполна созерцанием вечерних улиц в свете фонарей и медленным танцем на площади под живую музыку в толпе незнакомцев. чувствую себя нужной и важной.

то прыгаю, то стою.

мой А. - ласковый и тёплый кот, что держит меня за руку в вагоне метро, когда едем на работу, что привозит мне painkillers на работу, когда из-за сокращающейся матки я перестаю чувствовать ноги и слёзы сами по себе льются, стекая по подбородку. как я могу объяснить что я чувствую по отношению к этому человеку, который значит настолько много для меня, что об этом неприлично говорить. всё это нужно просто чувствовать.

купила себе сияние на английском и сто рассказов О. Генри. учу много новых слов, говорю с М. в скайпе, скоро он будет во Владивостоке. говорит, скучает, да ещё что я рядом должна в тёплой кроватке лежать, щекой водить по его бороде. а мне остаётся только смеяться над ребяческой его манерой заигрывать, свойственной только мужчинам "Питерам Пенам", которых я так обожала в свои 16. а сейчас моему сердечку нужно всё-таки чуть меньше драмы.

завтра первый приём у психолога. сохрани господь остатки моего достоинства.
0
9 September
It's the people in the cities you'll never know, it is everything you pass by, wondering, will you ever return?
обласканная августом, я расслабленно качаюсь на волнах приходящих дней.

очередной вечер на работе оборачивается знакомством с М. - путешественником из Америки, и в свой выходной мы с
Рыжей показываем ему город, смеёмся, учим его материться по русски, и я не ощущаю что вот-вот ему будет пятьдесят. мы пьём настойки в баре, все вокруг пытаются говорить с ним, и у некоторых даже выходит, а в три часа ночи мы разъезжаемся по домам.

он должен отбыть в Монголию, и в канун я шью ему игрушечного кота, пишу словарь of extremely bad words, он же надевает мне на руку фенечку, которую привёз из южной Африки. и мы никогда больше не встретимся.

проходит неделя, и мне приходит смс о том что он снова здесь, а в Монголии сезон дождей, и он не смог уехать далеко. конечно, мы встречаемся обменяться новостями.
мы гуляем по городу, и он смотрит на меня этим отцовским ласковым взглядом. мы пьём кофе в одном из самых уютных кафе, моя нога касается его ноги. мы рассказываем друг другу всё на свете, все самые странные и смешные истории, играем в правду-правду-ложь, сидим пять часов, до самого закрытия, впитываем друг друга. мой английский всё лучше и лучше.

он у меня в гостях, бутылка джина пустеет слишком быстро. укрывшись одеялами, смотрим мертвеца, поём песни под гитару, и я всё меньше и меньше верю, что ему почти 50. совсем пьяная я спрашиваю у него: "каково это, когда ты приезжаешь в город, ты смотришь на все эти улочки и дворики, и для кого-то это вся жизнь, миллионы воспоминаний, а ты всего лишь прохожий?". он уезжает в пять утра, потому что я не могу положить его спать рядом с собой.

я у него в отеле, смотрю на комнату, в которой он остановился, мы сидим у него на кровати, и он говорит мне: "я хочу забрать тебя с собой, поедем со мной в Японию, а оттуда можем куда угодно, я богат и оплачу всё, ты не будешь ни в чём нуждаться и посмотришь на этот дивный мир", а я могу лишь улыбаться и качать головой. он говорит: "если бы тебя держала только работа и учёба, я бы украл тебя, ты действительно странная женщина, и я удивляюсь силе твоей любви". он гладит мои плечи, а я смотрю на него широко открытыми глазами.

он нанимает меня в качестве модели и видеооператора, мы делаем видео для канала, который платит ему бешеные деньги. я подписываю контракт о том что ни к чему не имею претензий. М. отдаёт мне слишком много денег за проделанную работу.

завтра мы увидимся в последний раз, а во вторник он поедет во Владивосток, я останусь здесь.

и это правильно, хоть и чуть-чуть больно.
моя слабость к мужчинам постарше цветёт бурным цветом, но я могу пообещать что ничего не будет, ведь М. только прохожий, ведь я всё ещё неистово люблю своего А., раз отказываюсь от этого подарка судьбы.

вспышка. вспышка. вспышка.
0
22 August
почти что осень
я приезжаю в пригород к В., он показывает мне фото со своего похода, даёт послушать ту странную музыку, от которой он в восторге, наливает крепкий чёрный чай из пакетиков, мы курим сигарету за сигаретой на слякотном балконе, пальцами топчем бычки в банках из под маслин. мы едем к пруду с утками, рассматриваем там их голубые перья, идём на выставку, где самое значимое и хорошо оформленное "одиночество", заходим в котокафе, мокнем под проливным дождём. всё это время В. смотрит на меня с этой болью и нежностью, затаившимися между ресницами, улыбается своим красивым ртом, показывает зубы идеальной формы и цвета.
на прощание мы обнимаемся 2 раза, истинно по-дружески, ни секундой дольше, ни мгновением меньше.
я приезжаю домой уже по ночи, А. целует меня в шею, живот и коленки. и всё хорошо, всё так, как нужно. мы являемся и сминаем друг дружку в постели, пока есть силы. потом обласканные и выжатые курим, запивая водичкой и смотря в одинокие горящие окна.
хожу на стажировку уже неделю, мне с каждым днём проще и проще, я даже перестала бояться людей, которые приходят и спрашивают: "а тайки настоящие?". "настоящие", отвечаю, - "а ещё есть абонементы на 80 тысяч, там скидка в 50% будет и бессрочное действие".
иногда, конечно, теряюсь, забываю спросить имя или номер, или зажёвываю какие-нибудь выражения, но это ничего.
слушаю мотораму, вклеиваю бесполезные штуки в свой бумажный дневник, многое забываю.
мне будто бы уже под 60, а это всего лишь лето прошло.
0
20 August
Последнее время в моей жизни слишком много прыщей, кошек и, как ни странно, мужчин.
0
8 August
лето
я лежу в больнице, и здание датировано 1912 годом, вокруг спид, гепатит и сальмонелла. я же - здорова, поэтому из палаты выхожу только курить, да в магазин за водой. моя соседка - разговорчивая женщина, родившая третьего ребёнка в сорок лет и теперь раздающая совет за советом, которые совсем не хочется слушать. я большей частью молчу, слушаю музыку, перед сном тоскливо смотрю в окно, мечтаю о том, чтобы полежать в ванной. женщина эта пулемётной очередью писала стихи, и следом сразу же читала их. вытягивала из меня и мои. и вот я показываю ей, будто обнажаясь, и мне это не нравится. она рассказывает мне всё о себе, до самой маленькой мелочи, откровенничает, душит меня своей заботой, исподтишка смотрит на меня, когда я пытаюсь дочитать "нужные вещи".
я сбегаю домой к моему А., мы валяемся по кровати, я лежу в ванной, и понимаю, что скоро уже нужно возвращаться в душную палату к больным дизентерией.
В. звонит мне каждый день, хочет приехать из своего пригорода, даже почти приезжает как-то раз, но я придумываю хромую отмазку, чтобы отказать. это работает.
Синеглазка приезжает 3 раза, 2 из них мы полюбовно целуемся перед тем как двери моего корпуса закроются.

Э. достаёт термосы, нож и буханку хлеба, и мы сидим на самом верху, тяжело и радостно дышим, любуемся на другие горные верхушки, все достают свои пластиковые стаканы и подставляют их, туда льётся терпкий травяной чай. Ультраправый непрестанно несёт какую-то ахинею, у всех мокрые от пота спины, сырые футболки. нам долго ещё идти. мы делим сникерс на 5 частей: каждому по дольке. я раздаю конфеты, чтобы восполнить запас углеводов. Э. делает общее фото на свой зенит. мы кидаем шишки в берёзу, самая красивая и тихая, как шелест травы женщина сидит рядом со мной.
мы идём дальше, у меня сзади болтается котелок, в котором вечером будет готовиться гречка с тушёнкой и фасолью. скоро мы будем пахнуть костром и говорить всю ночь, смотря на звёзды. можно было пройти больше, но не намного. решаем в следующем году преодолеть ту большую гору, что за 50 километров от нашей деревни

возвращаемся с похода рано утром, туман путается в верхушках деревьев, стелется по переплетённым веточкам кустов. приезжает мой А., зажимает меня на своей кровати, в своей комнате, как 4 года назад, его мама спит в соседней. следующей ночью я зажимаю его у себя, правда, кассеты уже другие, а впрочем - всё одно, их никто и не пытался слушать. я вся покрываюсь мурашками, чувствуя его руку на своей шее и груди, чувствуя что-то невероятное, только лишь от его пальцев по моей коже.

я прихожу в аил, Э. что-то мастерит под blur с моих кассет, и окончательно пленяет моё сердечко, улыбаясь мне своей красивой улыбкой. самая прекрасная женщина здесь же, в поездку домой мне дарит росток Мурайи, чтобы я о ней (о женщине) помнила.

я еду в пригород к В., сразу же на следующий день после прибытия домой. привожу ему 0,5 на редкость хорошей медовухи, 2 пакета травяного чая, показываю ему фотографии с похода, смеюсь и шучу. мы пешком через лес, с пледами на перевес идём к берегу, где из мокрых веток и мусора нам удаётся разжечь костёр. мы лениво лежим и пьём, перекидываемся фразами, пока на нас надвигается тяжёлая свинцовая туча. мы завороженно смотрим как она накрывает нас и стена из дождя рушится на наши плечи. прячемся в беседке, но это не спасает, от того что крыша дырявая, В. достаёт термос и заматывает меня во влажный плед. едим шаурму и долго обнимаемся перед моей маршруткой, он обещает привезти фото со своего похода. я киваю и уезжаю в двух пледах: своём и его. оба сырые.

слушаю ранний interpol, Летова и думаю: "в городе тоже много дел".
0
15 June
сила красивой жопки - воистину единственная моя суперспособность.
аминь
1
13 June
и вот он приезжает домой, и мы притворяемся, что он мой брат, а я - его сестра, и я целый день выгибаюсь как кошка, хожу, виляя бёдрами, надеваю своё любимое сексуальное нижнее бельё, жмусь к нему на улице, дома, зная, что нельзя - гораздо больше острых ощущений получаешь, делая что-то запретное. я верю в то что мы - уже не мы вовсе. он тоже верит. я открываю новую бутылку, чтобы стереть границы. мы сцепляемся в комок страсти, не досмотрев фильм.
я уверена теперь, что не имеют значения мои пара сантиметров, пока моё тело может доставлять нам столько удовольствия, пока я могу впускать в себя столько любви сразу, и удерживать её там, пока мои ноги восхищают его, пока он смотрит на меня так, что захватывает дух от такой нежности.

я вспоминаю о человеке, который, возможно, своей белой поэзией испортил что-то в моей голове, когда мне было 13. воистину, интернет - место, где к тебе могут ворваться и сломать что-то, и никто не будет в этом виноват, кроме тебя и твоих слишком хрупких конструкций. я пишу этому человеку, спустя 9 лет. он, конечно, не помнит меня, а я помню каждую строчку из того стихотворения. я прошу его скинуть мне ссылку. я читаю, и по моим плечам, как и тогда, пробегает дрожь.

В. как-то сказал, что у меня есть некоторые проблемы с мазохизмом, самовосприятием, травматичными воспоминаниями, которые случились со мной в детстве, и теперь я никак не могу отвязаться от этого. так вот этот стих - самый первый шаг к тому, какой я была в свои 17. В. не подозревает насколько он прав.

я так не хочу больше ехать в этот лагерь, так не хочу ввязываться во взаимодействие с детьми, но выбора у меня нет, и гора сама скоро пойдёт к Магомеду, если он не сделает первый шаг.

я очаровательно улыбаюсь мужчинам и женщинам, которые заходят ко мне за кофе, я заигрываю и кидаю многозначные реплики, потому что на душе светло и весело, и мой А. вернётся через 4 дня, и моя Барто приедет на этой неделе, и вся я - гармония.
0
5 June
начало июня
моя идея уехать вожатой в лагерь, чтобы измениться и изменить всё, кажется уже не такой привлекательной. у меня теперь просто нет выбора, потому что школа вожатых закончена, потому что ЗВД пройдено, хоть и с потерями. я так горела этой идеей целый месяц, я так хотела уехать и никогда не возвращаться сюда. никогда длиной в 2 месяца. теперь же мне хочется, чтобы все оставили меня в покое, чтобы дали мне время на велосипед, тренировки, недоедание и тысячи разновидностей сидра, что продаётся последнее время везде где угодно. но это так не работает, и мне нужно составлять программу занятий английским языком к этому четвергу.

кот сладко мурлычет на моих коленях, пока я разговариваю с А. перед сном. мы обсуждаем нашу ролевую субботу, книги, фильмы, он делится со мной своими маленькими командировочными радостями, говорит что одна бухгалтерша хочет сосватать ему свою дочь, поэтому говорит ему, что моя ямочка на подбородке - признак распутства. я смеюсь и понимаю, что я хотела бы провести с этим человеком остаток своей жизни, что этот человек - ровно то что мне нужно, сейчас, завтра, всегда.

всё время преследует мысль, что чего-то не хватает. у меня кончились люди, которых я бы хотела видеть. кончились поводы для встречи, кончились интересные истории. я затухаю, в который раз осознавая, что не хочу и не могу выбраться из всего этого.

ночь на жд путях, сплин в такси, короткое замыкание на кончиках губ и пальцев, и я не могу сказать: "мне пора", поэтому дожимаю до последнего, затягивая корсет и наклоняясь как можно ниже, зная, что на меня смотрят, что меня хотят, и это можно увидеть. тягучее, обычно, время, в эти моменты начинает нестись так быстро, что не оглянуться назад. я уезжаю домой утром. он уезжает домой ночью. и у нас с В. теперь всё чуть грустнее, чем хотелось бы. беру с себя слово не звонить ему и не писать, снова прощаюсь, но внутренне, про себя. это не приведёт ни к чему хорошему, пока я люблю своего А., и в моём сердце в самом деле нет свободного места. я готова дружить, даже когда он целует мои волосы, перед тем как закрыть за мной дверь, даже когда он пьяный пишет мне что Любит Меня, что я победила, и он сдаётся. мне нужно научиться тормозить, держать равновесие, чтобы он не упал. потому что я сильнее, чем он.

мне ужасно не хватает моей барто, без неё лето - не лето, без неё серо и тихо. нужно подождать ещё 2 месяца до нашей встречи, пережить смену в лагере, мои ежедневные тренировки, недели в кафе, где я до сих пор работаю и всё встанет на свои места.
слушаю Линча и готовлюсь к рывку
0
2 April
плохое предчувствие
эти три недели - полны отчаяния, плохих снов, вписок не там, не с теми, не у тех.

мефедроновые марафоны с незнакомым мужчиной военным, 2 метра ростом, который хотел меня, и, если бы не тот же мефедрон, который делает людей добрее и расслабленней, он несомненно озверел бы и изнасиловал меня, может быть ещё в его машине в 7 утра, когда мы пьяные и обнюханные ехали за насваем в киоск с фруктами.

встреча с В., которая не предвещала ничего закончилась тем, что я перестала прятаться и убегать от него, и даже оставила ему на память (любоваться) свой поцелуй в щёку перед его командировкой. я чувствую его на расстоянии. я физически ощущаю, когда он собирается позвонить, я ощущаю моменты, когда он думает обо мне. за всё время нашего примирения в 2 месяца я ни разу не ошиблась, и каждый раз он говорит: "ты угадала", хоть я не спрашиваю.

мой А. звонит мне 3 раза в день, и я считаю эти денёчки, которых осталось ещё 42, целых 42 дня без моего героя, моей гордости, моей любви, я отправляю ему свои голые фото, перед сном представляю как прижимаюсь к его горячей спине, а утром мне кажется, что он дышит рядом, но это только кажется. я слушаю его голос и представляю себе его губы, из которых вырывается звук. он не смеётся. он смертельно устаёт, но делает вид что всё хорошо. он никогда не признается в том, что ему трудно и хочется выть от того что нет больше сил. он хочет домой. я хочу его домой. это невозможно. поэтому всё что нам остаётся - смиренно и напряжённо дышать в телефон, когда об этом заходит речь. я слушаю его любимую группу и перебираю у себя в памяти запахи, цвета, моменты, которые мы разделили поровну, и иногда не могу сдержаться: плачу от тоски по нему.

новая работа в кофейне-киоске, где каждый день я смотрю насколько жизнь жестоко обходится с людьми, и, в особенности, с детьми, которые никому не нужны, до которых никому нет дела, и, хорошо, если прохожий даст им пару десятков рублей на хот дог - тогда они не будут голодать весь день. один мальчик-беспризорник зовёт меня в кино, другой, что с именем как у моего А. и лицом своих родителей-алкоголиков говорит, что летом будет продавать семечки, потому что хочет поехать в гости к своей девушке в соседнюю деревню, хочет покупать ей цветы. он учится на электрика, и у него нет выбора, он пойдёт по той же дороге, что и его мать с отцом. ещё один - с глазами, будто у него есть выбор, будто ещё можно обернуть всё в плюс. он пишет фанфики по сталкеру и читает их мне и моему сменщику, пока ждёт автобус домой.

мадик, приехавший из тёплых мест, и проездом остановившийся у меня - мыл за собой тарелки, блевал от перепоя крайне аккуратно, ничего не разбрызгивал мимо унитаза, и по итогу - самый лучший мой квартирант из всех (не считая барто), что были за мою короткую жизнь.
пьяные песни на кухне в три часа ночи и птичка-синичка, которую я запивала спрайтом отрыгивается даже спустя два дня.

мне снятся сны, где А. исчезает, уходит от меня, а я убиваю котят, топчу их изо всех сил, потому что не могу додуматься просто утопить или раздать. мне снится что меня преследуют, гонятся за мной, и я не могу оторваться. я просыпаюсь в поту и слезах, я просыпаюсь, благодаря всех известных богов за то, что всё это - всего лишь сон, но неприятный осадок остаётся внутри на целый день, и рассасывается только к вечеру, чтобы снова появиться по утру.

в отчем доме накормили и дали денег, и мой план провалился. я хотела пожить совершенно самостоятельно, без чьей-ибо помощи, на свою нищенскую зарплату в 6 тысяч за 2 недели. может быть, у меня бы получилось.
я откладываю всё что могу, я хочу чтобы мы с А. зимой отправились в Таю, хочу пройти курсы повара-кондитера, хочу покупать еду для нашего кота на свои деньги. я хочу быть кем-то, стать кем-то, обрести целостность, обрести себя.

и никогда не возвращаться в середину марта.
0
14 February
поминальный день
Всю ночь снилось что сегодня поминальный день. мы с А. где-то на Алтае, мама в открытую изменяет отцу. Я только бежала от человека, приследовавшего меня, я собираюсь идти спать, и мама говорит мне: "сегодня поминальный день, примостись где-нибудь". захожу в свою комнату без потолка, светит солнце, жарко. Я вижу что моя кровать усеяна трупами. кто-то без ног, без рук, кто-то целый, но весь в крови. они дышат. на ощупь они как разлагающаяся плоть.
Я спрашиваю что это, а мама говорит: им нужно пройти полный круг разложения, чтобы мы отдали честь тем кто не с нами.
на самом деле это искусственные трупы, но сделаны они так хорошо, что я вижу как надуваются их животы, я чувствую этот запах разложения и гнили. густой, тягучий, тошнотворно сладкий
меня будит Варюха, рассказывает что ей приснилось как её сестру кто-то преследовал. Варюха плакала ночью.
день будет тяжёлым тоже
у моего А. вскочил флюс, а он в городе в сутках от нашего и ничего не хочет с ним делать
и я думаю.
может не нужно было вчера позировать голой тому преподу? может нужно было вырвать тот нарывающий зуб ещё месяца 2 назад? совпадение ли всё что происходит, чистый рандом, или воля каких-то высших сил?
0
6 February
в общем и целом всё довольно неплохо. я совершенно случайно пришла на работу за час до положенного и теперь в приступах острого панкреатита корчусь на кресле в офисе, а не дома. у меня почти получилось похудеть, но, как обычно, я сорвалась, потратила много денег на еду, блевала в туалете, закатывала истерики, хотела сдохнуть.
мой славный А. уехал в очередную командировку, и я знаю что сегодня перед сном я буду чувствовать себя самым покинутым человеком на свете, но я не жалуюсь, даже скорее наоборот.
понимая что у меня в общем-то не осталось никаких друзей, я всё равно никого не желаю наблюдать рядом, отклоняю попытки В., Рыжей и Серого увидеться, потому что из предложений будет только накидаться или поиграть в диванных революционеров, мне всё это приелось, это больше не интересно. это я могу сделать и одна. не отвечаю на сообщения, не пишу никому сама, стараюсь как можно меньше брать трубку.
мне бы хотелось быть хорошим другом, верным товарищем, хорошей любовницей, но всё это забывается, когда я прихожу домой, утыкаюсь носом в волосы А., глажу кота, пока он кусает мои руки.
я пребываю в том состоянии блаженного созерцания, когда нет ни чёрного, ни белого - всё одинакового бурого цвета. и это твёрдый факт, который не требует никакой оценки.
0
27 January
перед сном в окно было видно звёзды, а внутри будто бы моё нутро свернулось клубочком в уверенности что всё происходит так как должно. всю ночь снилось что я на работе расчленяла людей, ела их, а остатки спускала в унитаз, а после 30 жертв слив засорился, сантехник пришёл и увидел эти кисти рук, ступни, вызвал полицию и мне ничего не оставалось, кроме как прикинуться дурочкой. потом были двери, тысяча дверей, подворотен, я пряталась.
сегодня к нам приедет I-330, которая так сильно пыталась вернуть А., что я теперь не могу относиться к ней даже нейтрально, хотя и не люблю конфликтовать с людьми. это будет испытанием для нас обеих, но мне повезло больше - я на своей территории. терпеть все её намёки на то что я не существую я не намерена, так что мне предстоит славный бой.
0
25 January
все бессонные ночи с прокручиванием диалогов в голове напрасны, и деньги отдали, и подарок А. я купила очень красивый, хоть и потратила половину своей месячной зарплаты.
иногда звонит В., иногда ему звоню я, но я знаю что вряд ли мы встретимся в ближайшее время, как бы он ни просил, потому что столько раз прощалась с ним, и каждый раз говорила что это навсегда, говорила ему что он прав, ухожу первая, потому что не выношу дружбу с людьми, которые хотят от меня большего. и каждый раз я врала себе, потому что снова и снова отвечала на сообщения, брала трубку, и хоть я ненавижу этого человека за предательство, себя я ненавижу в двойне за желание быть рядом, но не вместе. так же - валяясь в лесу ночью смотреть на звёзды, плечом к плечу; лёжа на его коленях обкуренной, смотреть очередной шедевр кинематографа или танцевать медленный под рок-н-ролл в баре. разве я не предательница? разве я не предаю моего А., себя, того же В., которого тыкаю носом в свою же вседозволенность?
единственный способ решить всё это - разрубить узлы, сжечь мосты, бежать. потому что я не люблю его и ничего не могу дать, кроме зыбкой надежды на то что что-то произойдёт, что когда-нибудь на его "поцелуй меня", я сделаю это.
но надежды потому так и называются, что ложны.
и я ничего не могу исправить, потому что моё прерывистое дыхание, тахикардия, вспышки оргазма, дрожащие колени - для А. и его ловких рук.
недавно встретила в баре К., в которого была влюблена самые долгие 2 года в моей жизни, загадывала на день рождения чтобы мы были вместе, выучила его номер наизусть и каждый день перед сном повторяла эти цифры как молитву, заучила день когда он родился так крепко, что помню до сих пор.
а теперь я смотрю на него и думаю: "неужели правда что вот этот человек вызывал во мне такую бурю трепета?", и смеюсь про себя. когда он видел меня последний раз я весила около 60 килограмм. теперь, когда я сбросила почти треть, он сам предложил встретиться.
я так рада что ничего не получилось.
теперь я могу выдохнуть, сказать заветное спасибо и допить остывший кофе.
0
20 January
Ворочаюсь и не могу уснуть из-за навязчивых мыслей о своей прошлой работе. я почти уверена что деньги, которые я заработала своими кровавыми мозолями и слезами по приходу домой, мне всё же не заплатят. я в очередной раз макнусь в общепитовское дерьмо, которым давно нахлебалась, но полтора месяца назад мне подумалось что недостаточно.
В. посоветовал взять с собой А., чтобы мою спину кто-нибудь прикрывал, потому что я не умею требовать, не умею просить то что мне причитается, я мягкая и податливая. уверена, что если будет какой-то разговор, то меня обольют грязью и пустят гнусные слухи о воровстве или о чём-то ещё.
и мне страшно. мне так, мать его, страшно, что меня колотит и я курю одну за другой. ненавижу разборки, не переношу всё это дерьмо. ведь это не такая сумма, чтобы зажать её мёртвыми тисками. всего 7 тысяч, которые руководитель каждый день тратит на еду себе и своей семье. мне этого хватит на две недели жизни, если небольше.
вспоминая, как меня полмесяца кормили завтраками, пиздели мне о том что я всех наебала, о том что это я тварь, которая всех подставила, я мысленно ставлю галочки напротив всех "за" о невыдаче мне зарплаты. и меня это бесит. меня бесит что я достаточно доверчива, чтобы снова попасться на этот старый трюк.
меня злит то, что я такая тупая, как они думали о том.
дожить бы до воскресенья, и посмотреть на этот цирк.
0